Н.Г. Николаев-Никольский: память длиной в 8000 километров Печать

Смоленск и Якутск разделяют почти 8000 километров и 6 часовых поясов, между Смоленщиной и Якутией такое большое расстояние, что может показаться – а что у них общего, если всё у них разное? Время, климат, культура, история – это основные отличия наших регионов. Ну и вдобавок в Якутии добывают алмазы, а уже в Смоленске из них делают бриллианты. Но есть, а точнее был, один человек, который связал эти два субъекта нашей страны, а тогда ещё Советского Союза. Этот человек – Николай Герасимович Николаев-Никольский.

 

В 2012 году во время очередного рейда на Братское кладбище я наткнулся на невысокую надгробную плиту из серого камня. Сквозь несколько многолетних слоёв мха можно было разобрать плохо читаемую надпись «Никольский Николай Герасимович. Народный художник ЯАССР. 1905-1958».

Сначала было непонимание – какая ещё ЯАССР? Откуда в Смоленске мог взяться народный художник Якутии? Лишь спустя некоторое время всё встало на свои места. Действительно в Якутске был такой театральный художник Николай Герасимович Николаев-Никольский.

Как и многих творческих людей его немало помотало по просторам нашей страны. Родился он в Татарстане, учился в Свердловске, работал в Пензе, Уфе, Николаеве, Одессе, Рязани и Томске. Лишь в 1941 году он обосновался в столице нынешней Республики Саха. Более 10 лет Николай Герасимович работал главным художником Русского драматического театра, который сейчас носит имя Александра Сергеевича Пушкина. Он оформлял все постановки, проводимые театром, но также занимался и живописью. В 1945 году в фойе театра прошли 2 персональные выставки художника, сбор из одной были направлены художником в Фонд обороны страны. Спустя 2 года, в 1947 году, ему было присвоено звание народного художника Якутской АССР.

После этого прошло несколько лет, когда театр коснулась беда – произошёл пожар. Художнику было тяжело это перенести, и он покинул ставший для него родным город. К тому же здоровье начало подводить, и нужно было поменять климат. Николай Герасимович отправился в другую часть страны, и обосновался в старинном русском городе Смоленске. Здесь в 1952 году он стал работать в Смоленском драматическом театре, а в 1954 году был назначен его главным художником. Однако вконец пошатнувшееся здоровье не позволило ему в полной мере окунуться в театральную жизнь Смоленска. В январе 1958 года после тяжелой болезни Николай Герасимович Николаев-Никольский ушёл из жизни. Он находился на лечении в Москве, однако похоронили его в Смоленске, на Братском кладбище.

 

Похоронили и забыли, так иногда говорят, но зачастую так и происходит. Прошло больше 50 лет со дня его смерти, когда я случайным образом нашёл место его упокоения. Перекосившийся памятник, который буквально рассыпался на глазах, полустёртые заросшие мхом буквы, и тот факт, что часть его гробницы находилась в ограде соседнего захоронения, говорили о том, что на его могилу никто не ходит уже много и много лет.

Так получилось, что эта находка позволила мне познакомиться с заведующей литературной частью Русского драматического театра в Якутске Галиной Вахитовной Ивановой. У меня не было фотографии Николая Герасимовича, и в надежде, что она окажется в театре, в котором он прослужил больше десятилетия, я написал письмо. Каково же было моё удивление, когда мне чуть ли не на следующий день ответили, что фотография в театре есть, и даже поделились ею со мной. Вот тоже интересный эпизод совпадений и связей: фотография, которая хранится в театре в Якутске, была сделана в фотоателье в Смоленске. Тем человеком, который со мной поделился фото, и была Галина Вахитовна Иванова.

Не меньшее удивление она испытала, когда получила письмо из Смоленска с новостью, что обнаружена могила Николаева-Никольского. Ведь буквально за несколько дней до этого она, разбирая старые материалы, нашла там фотографию, сделанную во время постановки спектакля «Давным-давно» для солдат американской армии во время Второй мировой войны. На групповом снимке был и улыбающийся главный художник театра Н.Г. Николаев-Никольский. И тут сообщение – найдена его могила.

Вместе мы прекрасно понимали, что оставить могилу в нынешнем состоянии – просто недопустимо. Нужно что-то предпринять, но что? Администрация ГАРДТ первоначально согласилась оказать помощь в установке нового памятника, но финансовые затруднения преследуют всех и везде. То же самое произошло и в этом случае. Банально не нашлось денег. Таким образом народный художник Якутии оказался ненужным не только Смоленщине, но и самой Якутии. На том бы всё могло закончиться, но нет…

Прошло 4 года после нашего последнего общения с Г.В. Ивановой, когда в ноябре 2019 года мне на электронку пришло от неё письмо, в котором говорилось буквально следующее. «Вопрос о заброшенной могиле Николаева-Никольского болью отзывается в моём сердце. Этой печалью я поделилась с бывшим директором театра Александром Ивановичем Ломако, который сразу же согласился помочь в установке памятника». Эта новость не то, что обрадовала, она шокировала меня. Далеко не каждый богач вот так легко согласится оказать безвозмездную помощь в установке за тысячи километров памятника человеку, которого ты даже не знал. Но Александр Иванович, находясь на пенсии и которому на тот момент было уже 84 года, не задумываясь, пожертвовал средства на изготовление и установку памятника.

В последних числа декабря памятник уже был готов. Оставалось дождаться весны, чтобы его установить. Благо весна в 2020-м году выдалась ранняя и тёплая, поэтому уже в 20-х числах марта надгробие было установлено на Братском кладбище. Оставалось только провести небольшую процедуру открытия.

Но тут случилось то, чего никто не ожидал. На Смоленск, как на всю страну и на весь мир, грянула пандемия коронавируса. В связи с эпидемией были запрещены любые массовые (а это чуть ли не больше 2-х человек) мероприятия, и даже кладбища закрыли для посещения. Пришлось набраться терпения и ждать лучших времён.

Прошла весна, а за ней и лето, но благоприятных условий для открытия памятника всё не представлялось. Когда в городе ослабили ограничительные меры, то «изголодавшаяся» по зрелищам публика стремительно начала проводить различные мероприятия. Театральный фестиваль «Смоленский ковчег», кинофестиваль «Золотой Феникс», научно-практическая конференция «Смоляне на службе Отечеству»… В череде различных мероприятий такому незначительному для широких масс событию как установка памятника художнику на городском кладбище просто не находилось места.

И вот наступило 6 октября 2020 года, день, в который небольшая группа людей смогла почтить память бывшего главного художника Смоленского драмтеатра. Уже прошли солнечные дни, и вторник 6-го обещал быть дождливым, и даже метеопрогнозы говорили о приближающемся грозовом фронте, но видимо Всевышнему было угодно, чтобы мероприятие всё-таки прошло.

На кладбище пришли всего 5 человек, это советник-эксперт Департамента Смоленской области по культуре, заместитель председателя Смоленского областного краеведческого общества, заслуженный работник культуры РФ Н.В. Деверилина, заслуженная артистка России Л.С. Лисюкова, руководитель городского клуба краеведов «Феникс» Д.В. Бутеев, моя мама и я. Скромно, но очень душевно, добрым словом мы помянули имя Николая Герасимовича, а также выразили большую благодарность Александру Ивановичу Ломако за оказанную помощь.

После этого мы ещё некоторое время побыли на кладбище, вспомнили других людей, чьи имена в своё время были очень и очень известны не только в Смоленске, но и за его пределами.

На Братском кладбище покоится много достойных горожан. К большому сожалению, много могил находятся в плачевном состоянии, а некоторые захоронения и вовсе уже утрачены. Тем не менее, приятно осознавать, что могила народного художника Якутии Николая Герасимова Николаева-Никольского отныне не входит в их число.

 

Алексей Мошков

7 октября 2020 г.